Новости

Андрей Ноздрин: "В Аргентине мы сделали все, что могли"

Автор: ВК Факел.

28.10.2015

Второй тренер молодежки "Факела" еще и главный рулевой юношеской сборной России. О проблемах подготовки кадров, таланте и труде, технической обученности и физической выносливости, чемпионате мира и нелюбви к Аргентине - в разговоре с Андреем Сергеевичем Ноздриным.

28101501

- Андрей Сергеевич, этим летом вы сменили клуб. Что вы увидели в молодежном "Факеле", какой перед вами предстала команда?

- Во-первых, очень талантливых, совсем юных мальчишек. Практически все команды Молодежной лиги доигрывают 93-95 годами рождения - самые талантливые ушли во взрослые лиги, остались более, скажем так, поздние ребята. А в "Факеле" полноценная, с хорошим подбором и отличной селекцией, перспективная команда.

- Работы наверняка непочатый край. Расскажите о конкретно ваших обязанностях.

- Работы очень много - это правда. Мои обязанности таковы: чем могу - помогаю главному тренеру Валерию Владимировичу Андриевичу, есть кое-какой опыт, наработанный за последние годы. Мы работаем в связке и стараемся совместными усилиями максимально эффективно и быстро поднимать команду и ее мастерство вверх. В мою работу входят и теоретические занятия, и разминочные блоки, и блоки, посвященные отдельным элементам: приему, защите, блоку-защите. Просто ходить по залу и собирать мячи - это точно не для меня.

- Несколько слов о старте "Факела" в Красноярске - ваше видение двух стартовых матчей сезона нашей молодежки в Молодежной лиге.

- Мы столкнулись со средней, в общем-то, командой, которая по ходу чемпионата наверняка займет не самое высокое место. Ребята более возрастные, но, наверное, менее мастеровитые. Все сводилось к атаке их лидера - диагональному 1995 года рождения. Если бы мы более искусно действовали на блоке, то его эффективность была значительно ниже. В первой игре мы вели в первых двух партиях, но сильно сбавляли в концовках - чувствуется, что парни не привыкли дожимать соперника и выигрывать. Не привыкли пока побеждать, если хотите. Это болезнь всех молодых команд - игра с большими перепадами. Такой момент нужно перетерпеть, плюс необходимо дать ребятам почувствовать вкус победы. Все придет со временем: одна, две, три, четыре победы - и все будет уже по-другому. Конечно, это психологическая ломка, но технически парни подготовлены очень хорошо; если не лучше, то на уровне своих более взрослых соперников. Пока нам не хватает сыгранности, не хватает уверенности - поскольку ребята молодые, порог усталости приходится как раз на концовки партий и это сказывается как на скорости, так и на действиях в защите и на блоке. В тех моментах, где нужно добавлять - идет либо простой, либо спад.

Вторая игра против "Енисея" была уже совершенно другая - мы дали понять сопернику, что отнюдь не мальчики для битья. Выиграли первую, имели сетбол во второй, но он нивелировался простой ошибкой на подаче. Такие вот ошибки и предопределяют исход всей игры.

- Согласны ли вы с предположением, что молодежный волейбол гораздо больше зависит от психологии, чем игра взрослых мастеров?

- Он, в первую очередь, зависит от уровня подготовки игроков. А от качества подготовки целиком и полностью зависит игра, и когда она поставлена на должном уровне, тогда психология... Нельзя сказать, что мы проведем тренировку самовнушения, займемся аутотренингом, выйдем и всех порвем. Может, мы хорошо начнем первую партию. До середины первой партии, но в концовках, в стыковые моменты все решает мастерство.

- А полминутки аутотренинга в тайм-ауте во время концовки?

- Ну это нереально. Вы сами занимались когда-нибудь аутотренингом? Надо расслабиться, погрузиться в себя... А тут зал орет, у тебя есть всего полминутки - это же невозможно. Можно матом наорать на людей, и это их встряхнет, как один вариант из ста воздействия на психологию русского человека. А аутотренинг здесь вряд ли прокатит. Тактический разбор приведет к исправлению нюансов, а психология... Психология должна быть победителя, а для этого в команде должны быть собраны лучшие люди. Это если мы с вами говорим о сборных. В клубе такой же отбор, может быть, в чуть меньшем масштабе. Здесь мы тоже должны иметь в виду то, что наверх пробиваются самые психологически устойчивые спортсмены. Эволюционный отбор - это не практика работы психолога, который из средних игроков сделает игроков сильных. Это работа тренера, который должен быть психологом, и должен понимать своих подопечных и в конечном итоге не сделать ставку на человека неспособного решать задачи.

- Для этого нужно общаться с игроками не только на тренировках.

- Естественно. Как минимум он должен знать как они себя ведут, а значит, нужно время на притирку, нужны турниры. Кто-то на тренировке пашет, а в играх косячит - понимание таких моментов тоже приходит не вдруг, а со временем, после определенного количества игр. И уже зная это можно делать необходимую ротацию, заменить в равной концовке более искусного, но психологически неусточивого игрока, на может быть, менее технически оснащенного, но уверенного в себе, устойчивого психологически волейболиста.

- Вы - главный тренер юниорской сборной России, которая этим летом отправилась в далекое путешествие, в Аргентину. Хочется услышать ваши мысли по поводу прошедшего турнира, на котором наши юниоры заняли 4 место.

- В Аргентине был уже во второй раз. Честно говоря, очень не нравится и страна, и континент по определенным причинам. Очень сложный перелет, долгая адаптация - здесь лето, а там зима. Плюс огромная разница в часовых поясах. Когда мы только собрались 21 июня, я специально обозначил игрокам, что нам будет в этом плане весьма сложно: мы будем играть в очень холодных залах, где температура не превышает +16 градусов. Все залы там открытые, они не приспособлены для проведения таких мероприятий именно зимой. Это летние площадки, где играются Кубки Америки и так далее. И действительно, когда мы приехали туда, было очень холодно, плюс мы играли в зале, расположенном прямо на берегу реки Параны, поэтому представьте, какие ветра там задували. В связи с этим была проведена серьезная работа, в сроки, отведенные нам на подготовку - с 21 июня по начало августа. Мы прилетели туда 11 августа, все команды стартовали 14-го, а мы получили лишний день на адаптацию - с этой стороны, конечно, плюс.

- А с другой стороны?

- С другой мы сразу лишились выходного дня. И отбарабанили пять матчей подряд каждый день без отдыха. Сначала бразильцы, потом Япония, Пуэрто-Рико, Германия, Болгария и только потом через выходной день - США. С американцами был очень важный матч: во-первых, это плей-офф, во-вторых, и это в стиле организаторов - менять все на ходу и делать все, чтобы мы проиграли. Все команды жили в дорогом отеле, нас привезли в хостел. Привезли в девять утра, а заселили только в три часа дня. Представьте, в каком состоянии мы явились на опробование зала, а американцы в нем отыграли уже пять матчей. Все команды уехали в отель и там же питались, мы жили в хостеле, а питались отеле, до которого нужно было сначала доехать 20 минут, а потом вернуться обратно те же двадцать минут.

День отдыха мы потратили не на подготовку к игре с США, а на разборки по этой теме с устроителями. Ругались мы сильно, позицию свою показали, и конечно же, нам на уступки не пошли. Хотя вроде и поняли, что мы не те люди, которые будут с этим мириться. Благо, что зал оказался типовым для той местности, и был похож и высотой потолков, и освещением на зал в Коррьентесе, плюс он был теплее. Это сыграло нам на руку. Был бы другой зал, было бы тяжелее. Хотя нам и так было тяжело - помимо политической подоплеки всё-таки это плей-офф, игра за выход в полуфинал. Но мы "прибили" их 3:0 - и борьба была жесточайшая.

- Подоплека реально чувствовалась?

- Злость была сильная. Американцы смотрелись вообще людьми с другой планеты. Это у нас был Сталинград - мы умирали в каждой игре за победу. А у них даже по разминке было видно, что они...

- Расслаблены?

- Дурака валяют. Очень легко все. Меня это разозлило сильно, честно признаюсь. Но играют они на очень приличном уровне, там среди них и пляжников много, то есть представьте себе какая у них защита - добить до пола очень сложно. Даже если очень сложный мяч и трудно сделать вторую передачу на удар, они сделают все, чтобы атака состоялась. У нас же выбитый мяч просто перекидывается. Плюс быстрая игра, с сильными центральными, с хорошим приемом. Мы показали максимум.

- В матче с США трибуны болели за нас.

- Да. В Мексике и Аргентине за американцев болеть не будут.

- В полуфинале все было уже против нас.

- Там была не столько любовь к Аргентине, сколько уже открытая ненависть к нам. Мы стояли на их пути в финал, и трибуны сделали все, чтобы мы проиграли. Плюс судейская поддержка. Я буду говорить открыто - судьи делали все, чтобы дальше прошли аргентинцы, особенно это касается действий второго судьи. Это и заступы, которых не было, и мифические касания сетки - мы ошиблись за пять партий сорок раз. Такого количества ошибок просто не бывает, понимаете? Был момент: я стоял у боковой линии, а аргентинский игрок, атакуя из четвертой зоны, пытался попасть по рукам нашего крайнего блокирующего. Мяч пролетел в сорока сантиметрах от его крайней руки и полетел в направлении моей головы: я увернулся, а мяч в итоге попал в глаз доктору. Судьи показали касание блока. О чем здесь говорить? В эти моменты я был готов разорвать каждого из них, получил желтую карточку. Откровенное и беспардонное подсуживание хозяевам.

Мне не хочется, чтобы это звучало оправданиями. Такие команды, как Аргентина, нужно добивать физикой, а поскольку мы оттарабанили на тот момент шесть игр подряд и толком не отдохнули перед игрой с США, физикой похвастаться мы уже не могли.

- Чувствуется у вас большое разочарование этой поездкой

- Причем не первый раз. Первая поездка в Аргентину была в 2011 году, я тогда был вторым тренером. Это был чемпионат мира U21 для ребят 1993 года рождения, там мы просто не вышли из группы смерти. А не вышли потому что были не готовы к таким условиям: к холодным и вонючим залам.

- Насколько оправдано такое решение, проводить молодежные и юношеские чемпионаты мира в городах и странах, плохо представляющих себе, что такое профессиональный волейбол?

- Все это идет, конечно, для популяризации. Но, например, команда 1989 года рождения едет играть чемпионат мира в Индию, и семь человек из 12 возвращается оттуда с кишечным гриппом. В Аргентине мы жили в хостеле, хотя это не Индия. Номер за 30 долларов, а ценник выставлен на 240 за человека.

- А распределением и логистикой кто занимается?

- Супервайзеры, организаторы чемпионата. У нас есть буклет этого чемпионата мира, где прилагается список отелей, в которых жили команды. Мы искали наш хостел в этом списке, но не нашли. Нас с поляками запихали именно туда, ну и египтян впридачу. Я не говорю о том, что мы жили плохо - может, если бы мы жили в дорогущем отеле, то игроки бы расслабились и решили, что все и так отлично. Я говорю об отношении, а оно было ужасным, и об отсутствии отдыха как такового. Полтора часа в день мы вынуждены были тратить только на дорогу к еде. Та же игра с Ираном за бронзовые медали: мы легли спать в три часа ночи после полуфинала с аргентинцами. Поездка на ужин, подача автобуса - а там это делается не спеша, возвращение с ужина. Плюс восстановительные процедуры. А в обед играть с иранцами.

Опять-таки, чтобы не было таких жалоб, у игроков должна быть соответствующая подготовка. Чтобы они утомлялись позже, чтобы быстрее восстанавливались. Это должно быть результатом целенаправленной подготовки. Нужно собираться для этого не в конце июня, а в середине мая. На один тренировочный сбор должно быть больше. Игроки из клубов приходят... никакие. Кто-то два месяца вообще не тренировался, кто-то раз в день, кто-то три раза в неделю. Месяц уходит только на то, чтобы привести команду под общий знаменатель. Но изначально они физически слабы - в клубах работа с ними должным образом не ведется, и в чем-то добавить игроки могут только работой в межсезонье в сборной.

- Сколько для этого требуется времени?

- Больше чем месяц. У нас было 23 тренировочных дня. Остальное - это переезды и игровая практика. После олимпийского фестиваля в Тбилиси у нас было четыре дня в Москве, затем мы улетели в Аргентину. А до Тбилиси чуть больше двадцати тренировочных дней.

- Наш игрок, Андрей Алексеев, либеро юношеской сборной, считает, что обыгрывать Аргентину в полуфинале у нас были все шансы. И что проиграли сами. Из-за трибун.

- Проиграли сами, 100%. Но трибуны здесь не виноваты. Ну... пять-шесть тысяч орущих людей - это никак на физическую составляющую не влияет.

- Но в Молодежной лиге они этого никогда не видели. В Молодежной лиге даже если пятьсот человек придет - уже здорово.

- Ну и ничего страшного. Они же дошли до полуфинала как-то. Посмотрите, мы принимали здорово - 76% позитивного, 49% идеального - это космические цифры. При этом мы полностью проиграли нападение: у нас 46%, у них - 51. То есть они атаковали лучше при худшем приеме. Мы атаковали 158 раз, а они 111, мы заработали 70 очков атакой. Сетку мы проиграли, блок - тоже. Они играли быстрее, эффективнее, лучше в защите. У нас основной доигровщик атаковал 29 раз, заработал 9 очков. Из них семь - в первой партии. В самых важных партиях он атаковал 8 раз, заработал 1 очко. Трибуны помешали? Нет, это всего лишь говорит об уровне нашей подготовленности.

- Техническую или физическую?

- Физическую. Техническая подотовка у нас на должном уровне. Если мы не справляемся блоком с их атакой, за пять партий ставим 9 блоков - значит у нас медленные ноги. Естественно, была яма, был высокий фон усталости - но трибуны здесь не при чем. И опять-таки в последних партиях все сбилось на игру через Яковлева. То есть у нас есть дефицит атакующих доигровщиков. Принимающая линия у нас очень сильна - мы закончили чемпионат с самым высоким рейтингом именно в приеме. Все грузили в приеме Семышева, но он справлялся. Связующий пасует центру, он не добивает, выводит на разрыв доигровщика, он атакует в аут или не забивает. Пасует диагональному - он забивает практически все. Но он тоже не железный.

- Есть где-то в Молодежной лиге доигровщик, который бы подошел на роль атакующего доигровщика?

- Нет. Пока нет.

- Вот вы говорите про физическую подготовку. Это значит больше тренажерки?

- Не обязательно. Это значит больше объемов. Я не говорю, что нужно парней затренировывать до потери сознания и по четыре часа. Нет. Вот смотрите. Вы приходите в зал и хотите добавить, например, в жиме лежа. Это физиология: должно пройти минимум 16 тренировок, чтобы в структуре мышечного волокна произошло какое-то изменение. Хотите раньше - значит нужно есть стероиды-анаболики. Нам это не надо. Значит нужно больше объемов. Хотим больше силовой выносливости? Значит минимум 16 тренировок. Объемы накапливаются, вводят в функциональную яму, из которой постепенно выходишь наверх - это называется фаза гиперкомпенсации. Сергей Константинович Шляпников в этом настоящий дока: подвести команду к турниру в этой самой фазе.

- А реально команду удержать в этой фазе в течение всего турнира?

- Две недели максимум.

- Мы так далеко углубились в подробности. Но давайте вернемся к работе с "Факелом". Чего, на ваш взгляд, можно ждать от команды в сезоне?

- Здесь очень хороший подбор игроков. Но всему свое время - команда "Факела" 1995 года рождения тоже не сразу начала феерить и не сразу стала непобедимой. Не стоит забывать и то, что они, хоть и юные, но выходят и показывают свой максимум на данный момент. Максимума этого не хватает - а это уже другой разговор. Сейчас можно говорить о том, что место у нас будет от середины до нижней части турнирной таблицы, потому что, опять-таки, мы играем против команд менее мастеровитых, но сильных физически. Ни одной команды нет, которая играет 1999 годом. 1994, 1993, 1995-й. Сейчас для парней любая победа - Сталинград. Перспективы колоссальные, особенно если все будут постоянно работать. У нас микроцикл "6-1": со вторника по воскресенье включительно мы пашем, понедельник - выходной, и то, парни не отдыхают в прямом смысле этого слова, они идут в школу.

- Я так понимаю, это те самые объемы, о которых вы говорили.

- Именно так. Плюс мы добавили две тренировки, персонально посвященные функциональной подготовке. Команда поделена на группы: утром одна работает над физикой, вторая с мячом. Через день смена групп. И сейчас они очень тяжело отходят, но в конце концов должны адаптироваться.

- Как мальчишки воспринимают нагрузки?

- Устают, конечно. Но они же любимым делом занимаются, а не кирпичи на стройке таскают с девяти до пяти. Вот там нагрузка, от которой с ума сойти можно. Или бетон мешать. Они не сидят под двухсоткилограммовой штангой, им дается грамотная нагрузка, которую они в силах выдержать. Они молодые, быстро восстанавливаться. Вы по-женски жалеете их, видите в них детей. Они дети, да. Но они, в первую очередь, спортсмены, а спортсменов жалеть нельзя.


О. Быченкова; Пресс-служба ВК «Факел» Новый Уренгой

 

  • juniormen14
  • Волейбольный клуб "Факел"
  • 629300 Новый Уренгой а/я 912
  • Тел: +7 (3494) 939488
  • E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
  • Пресса: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Рейтинг@Mail.ru